РусУкр

Топ-новости   за 24 часа

23.02.2018 г.
На Донбассе прошли мощные бои: Опять трагические новости
"Минск" умер: Западный эксперт дал важный совет Украине
Всем украинцам срочно менять паспорта? Цена вопроса
Кольцо сжимается: Утренние новости от Олега Пономаря
Оккупанты держат в тонусе: житель Мариуполя рассказал о настроениях в городе
Стали известны подробности драки на КремльТВ

22.02.2018 г.
Первый в мире звонок в стандарте 5G состоялся в Испании
Совбез ООН отменил голосование по Сирии из-за России
Российские дипломаты пытались вывезти из Аргентины 400 кг кокаина через диппочту
Переброс Су-57 в Сирию - просто пиар: мнение эксперта
Познер прокомментировал нападение в эфире РосТВ на украинского политолога
В районе Докучаевска украинские военные уничтожили беспилотник боевиков (ВИДЕО)
Airbus показ видео висящего в воздухе аэротакси
В Киеве забросали камнями автобус болельщиков греческого ФК АЕК
Неизвестный и непризнанный герой российско-украинской войны, - Юрий Бутусов
"Что за е...нутая?": Москаль резко отреагировал на слова Супрун о контрабандной вакцине (ВИДЕО)
Ученые нашли микрочип, которому 9 тысяч лет
День защитника народов мира от Отечества, - Александр Тверской
Пропавший в космосе астронавт вернулся живым через 27 лет
Если ты не займешься воспитанием своего ребенка, то это сделают за тебя оккупанты, - Крымский бандеровец
Ученые смогли «вырастить» головной мозг
Дьявол кроется в деталях: Украине грозит серьезная опасность из-за миротворцев на Донбассе, - Брайан Уитмор
Toyota отзывает партию внедорожников
Стрелков о планах Кремля возродить проект "Новороссия"
Ереван обложили: Китайские виды на Арарат и дамоклов меч США, - Злой одессит
Ученые реабилитировали майонез
Кровавые события на Майдане - начало агрессии Путина, а Крым без крови - спасение для Украины, - экс-посол Литвы
США переполошилось из-за НЛО (ВИДЕО)
Тотальный военный контроль: Что означает завершение АТО на Донбссе, - мнения экспертов
Змея показала чудеса акробатики и стала звездой (ВИДЕО)
Космос: К Земле летит опасный астероид
Мир в опасности: Тайное оружие россиян, - Эдуард Портников
Как творилось мифотворчество в Московии, - Аnti-colorados
Как Путин превратил сторонников Трампа в "полезных идиотов" XXI века, - The Washington Post
Мелочь – а приятно! Как Украина обрушила мечты РФ о покорении Арктики, - Злой одессит
С приветом, Хунта! Немного важных новостей, - Денис Пятигорец
Меркель стала заложницей лоббистов "Северного потока-2", - Портников
"Группа реагирования сформирована", грядут новые санкции против РФ
Названием нового авиаполка Путин провоцирует НАТО, - ИноСМИ
Украинский рынок горчицы побил рекорд
Как Путин переживет этот удар – судить трудно, - Пионтковский
Один из "звоночков" для российской армии пришел откуда не ждали, - журналист
"Газпром" уже не требует платы за газ для Донбасса, - источник
Горячий спор о Донбассе: Ведущий росТВ устроил драку с украинцем (ВИДЕО)
Ветераны АТО требуют от АМКУ прекратить поддержку российского бизнеса в Украине, - СМИ
Золото не пользуется интересом у инвесторов
Одиозный нардеп, который ни разу не явился на допрос по преступлениям против Майдана
Уже официально: Власти подтвердили заход Ryanair в Украину
Какую власть хотят видеть украинцы
Цены на нефть снижаются
В Киеве переименовали парк Дружбы народов
Новости мира: Швейцария хочет вернуть Россию в ПАСЕ
Строительство тестовой площадки Hyperloop начнется в Днепре (ВИДЕО)
Билла Гейтса заставили угадывать цены на повседневные продукты (ВИДЕО)
Минздрав хочет запретить непривитым детям посещать школы и детсады
Стратегия развития госбанков должна отвечать на вопросы, какова главная цель их существования - Сергей Рыбалка
АМКУ утвердил отчет против монополии на лотерейном рынке
Американская радиоведущая родила ребенка в прямом эфире
Олимпийские игры-2018: Сборная Украины повторила антирекорд в биатлонной эстафете
Россия меняет курс: террорист Стрелков пугает большой войной
Все новости »

Клановая система на Кавказе пришла в упадок. Что это значит для Кремля?

Политические новости, 18.10.2017
 
Печать Отправить на почту

 

 

Общая черта наиболее влиятельных кланов, сохранившихся до сегодняшнего дня, — это возможность мобилизовать в свою поддержку достаточно большие группы населения: тех, кто так или иначе от них зависит.

Клановая система на Северном Кавказе переживает кризис: старая система отношений, сложившаяся в 1990-х, обречена и постепенно приходит в упадок. Как пишет старший научный сотрудник Института Гайдара и специалист по Северному Кавказу Константин Казенин в статье для Московского центра Карнеги, Москве предстоит подстроиться к изменениям и найти в регионе новых союзников. Как это будет происходить, возможно, станет понятно из действий нового главы Дагестана, ветерана МВД и «Единой России» Владимира Васильева, информирует news.eizvestia.com.

Иллюзия традиций и могущества

Для начала стоит уточнить, что скрывается под словами «клановая система», поскольку ее образ в массовом сознании довольно сильно отличается от северокавказских реалий. Клан, вопреки распространенным представлениям, — это вовсе не род, не «тухум», на которые якобы до сих пор поделено общество на Северном Кавказе.

Традиционные родовые структуры если и сохранили реальное значение в каких-то его частях, то в основном только в Ингушетии — это, пожалуй, единственный на сегодня северокавказский регион, где роль старейшин крупных фамилий по-прежнему проявляется в разных конфликтных ситуациях и не ограничивается, как в других республиках, театрализованным восседанием за свадебными столами.

Что касается кланов, то они к глубинам местной архаики имеют мало отношения. Эти структуры возникли после распада СССР, на фоне снижения возможностей государства как регулятора. Некоторые части Северного Кавказа, например Дагестан, в начале 1990-х заметно опережали другие регионы России по скорости и масштабу разрушения государственных институтов. Тут возник запрос на альтернативную силу, которая помешает скатыванию ситуации в непреодолимую «войну всех против всех».

Эту роль взяли на себя быстро оформившиеся союзы публичных политиков, криминала и части чиновничества. Тот факт, что в их неформальном руководстве часто состояли близкие родственники, не дает повода считать подобные союзы воплощением старинных местных традиций: среди старших своих семейств и вообще среди старшего поколения клановые лидеры считались беспардонными выскочками. К тому же они часто были, по местным представлениям, выходцами из самых «худых» родов.

Некоторые из таких постсоветских новообразований, сильно видоизменившись, дожили до сегодняшнего дня. К концу 1990-х региональная власть и силовики постепенно возвращали себе субъектность, и диалог с ними у разных клановых групп шел по-разному.

К примеру, возглавлявший Дагестан до 2006 года Магомедали Магомедов, подлинный гроссмейстер клановой политики, умело поставил большинство новоявленных лидеров в зависимость от себя, сохранил их кормление и сферы влияния, но при этом интегрировал во власть уже под своим крылом. Те, кто отказался от такой интеграции или был сочтен непригодным к ней, сталкивались с сильным давлением силовиков и теряли позиции, как, например, очень влиятельные в Дагестане еще в конце 1990-х братья Хачилаевы, харизматичные лидеры национального движения лакцев.

Раз уж речь зашла о национальных движениях, надо отметить, что кланы с самого начала далеко не всегда были моноэтничными. Безусловно, некоторым лидерам, выдвинувшимся на Северном Кавказе в 1990-е, удавалось объединить вокруг себя активную часть целого этноса. Это, например, сделал в Карачаево-Черкесии черкесский предприниматель-цеховик Станислав Дерев, в 1997 году избранный на пост мэра Черкесска и претендовавший оттуда на высшую должность в республике. Но также известны случаи, когда из одного этноса выходило несколько конкурирующих друг с другом клановых фигур, как это было с кумыками и лакцами в Дагестане. Главное, что взаимоотношения между разными кланами уже точно не определялись этнической принадлежностью: в верхах северокавказской элиты было немало многонациональных союзов.

Итак, ни один «клан» на сегодняшнем Северном Кавказе не может записать в свой актив ни силу традиций, ни гарантированную поддержку целых этносов. Очевидно, что и шантажировать власть силовым ресурсом — дело сейчас крайне рискованное (остался ли силовой ресурс в неформальном ведении клановых лидеров — вопрос отдельный). Почему же получается так, что сегодня в северокавказских регионах реальная власть по-прежнему фактически поделена между местными силовиками и фигурами, происходящими из кланов и пребывающими в верхах уже не один десяток лет?

Кое-где это объясняется геополитикой местного масштаба. Есть территории, над которыми клановые группы в свое время установили очень плотный контроль, став там неформальной системой власти. Так было на севере Дагестана (город Кизляр и два окрестных района), пока неофициальным начальником этой территории был руководитель Дагестанского отделения Пенсионного фонда РФ, олимпийский чемпион по борьбе Сагид Муртазалиев (ныне в розыске). Так остается по сей день в некоторых муниципальных образованиях Карачаево-Черкесии, населенных преимущественно черкесами, — при всех изменениях в регионе там сохраняется вотчина одной из наиболее влиятельных черкесских семей. Но такие территории скорее исключение.

Общая черта наиболее влиятельных кланов, сохранившихся до сегодняшнего дня, — это возможность мобилизовать в свою поддержку достаточно большие группы населения: тех, кто так или иначе от них зависит. А это не только низовые чиновники или младшие партнеры по бизнесу. Это и работники предприятий, контролируемых клановыми лидерами, а также те, кто благодаря им получил доступ к какому-либо источнику массовой ренты (например, сборщики различных коммунальных платежей). Или те, для кого поддержка кланового лидера принципиальна в каком-либо конфликтном вопросе, например в земельном споре (таких по-прежнему много).

И здесь центральное отличие Кавказа от других частей России не в «традиционности», не в межэтнических сложностях и не в патрон-клиентских отношениях между вышестоящими и нижестоящими чиновниками или между чиновниками и предпринимателями (в этом плане все как раз очень похоже на другие регионы страны). Отличие в большей плотности на Северном Кавказе социальных связей, в механизмах солидарности, способных охватить заметные слои местных жителей, вывести их на публичные акции. Эта солидарность может работать на защиту прав жителей, а может — на защиту клановых лидеров.

Однако положение этих лидеров трудно назвать стабильным. Нынешнее относительное финансовое благополучие северокавказских регионов нельзя считать долговременным на фоне того, как все больше субъектов РФ сталкиваются с бюджетными трудностями. А если источники бюджетной ренты будут сокращаться, сложнее будет содержать группы поддержки. Причем сложности в первую очередь возникнут в тех регионах, которые и без того наименее стабильны.

Например, легче будет удержать все как есть в Карачаево-Черкесии, где небольшое по сравнению с другими республиками население и сравнительно мало молодежи. А вот в Дагестане, где почти в шесть раз больше жителей, а доля молодежи значительно выше, содержание массовой клиентелы будет затруднено, и особенно трудно будет встраивать в систему прежний процент тех, кто только входит в самостоятельную жизнь.

Перемена в средней школе села Корода в Гунибском районе, 5 октября 2017 года
Владимир Смирнов / ТАСС / Scanpix / LETA
Поэтому даже без масштабных операций правоохранительных органов и без посланцев федерального центра в креслах республиканских глав статус-кво во внутренней организации жизни большинства северокавказских республик, скорее всего, не сохранится. И центральный вопрос не в том, поборет ли Кремль клановую систему, а в том, обретет ли он других союзников по мере ее ослабления.

Альтернатива кланам
Еще одно распространенное заблуждение о сегодняшнем Северном Кавказе состоит в том, что активная часть местного социума будто бы исчерпывается клановыми структурами. Будто нет там, например, бизнеса, поднявшегося без мощной крыши во власти. Но такого бизнеса на самом деле много — в легкой промышленности, сельском хозяйстве, а в Дагестане и в строительстве. И сейчас у него хорошо видна тенденция к самоорганизации — от создания отраслевых цехов с внутренней системой разрешения конфликтов до бизнес-ассоциаций современного формата.

Местное самоуправление на Северном Кавказе тоже далеко не полностью зачищено. Да, атаки на него были сильные. В некоторых регионах последние бастионы пали еще несколько лет назад, как, например, в Карачаево-Черкесии — независимая от республиканского руководства мэрия Карачаевска. А где-то и сейчас имеются команды местных депутатов, способных оппонировать республиканским властям, как в дагестанском Буйнакске, где при Абдулатипове городское собрание сопротивлялось назначению нового мэра и конфликт при прежнем главе региона, по сути, не был окончен. Остались и муниципальные главы (в основном сельского уровня), первоначально выбранные всенародно и не имеющие вассальной зависимости от вышестоящего начальства.

А еще в некоторых республиках есть, как это ни удивительно для незнакомых с северокавказской жизнью, независимые от государства СМИ (в Дагестане их даже несколько).

Есть местный ислам. В легальном поле Дагестана или Ингушетии это целый континуум фигур и структур, от очень близких к власти до демонстративно дистанцирующихся от нее. Вокруг лидеров формируются сообщества — иногда почти моноэтничные, как вокруг некоторых шейхов в Дагестане, иногда — объединенные критическим отношением к действующей власти, антикоррупционным драйвом (это вариант сегодняшней Ингушетии). Многие из таких сообществ привлекают молодежь именно тем, что они вне системы, что для вступления в них не важно, какое место молодой человек и его родственники занимают в сложившейся в их городе или районе иерархии.

Наконец, есть национальные движения. Часть их лидеров уже с трудом можно считать авторитетными фигурами в своих регионах, после того как они не раз, подобно флюгеру, поворачивались на 180 градусов в своем отношении к региональной власти, следуя меняющимся бизнес-интересам кормящего их кланового олигархата. Но есть и такие лидеры, кто сохранил репутацию «народных защитников» среди простых жителей — как правило, среди отдельных сельских сообществ, требующих от властей соблюдения своих интересов в каких-то социально-бытовых вопросах. Такие лидеры, кстати, активнее других на Кавказе стремятся быть услышанными именно федеральной властью.

Список центров сборки северокавказского социума, альтернативных клановым структурам, этим, конечно, не ограничивается. Во взаимодействии с каждым из них есть свои риски, но как минимум не меньший риск состоит в том, чтобы вовсе потерять в регионе какую-либо опору по мере ослабления нынешней северокавказской элиты.

Чтобы этого не произошло, российская власть на Северном Кавказе должна выстраивать диалог со всеми законопослушными силами, которые к такому диалогу готовы, но не являются частью сложившейся там в постсоветское время крайне закрытой системы управления и потребления ресурсов. Ближайшая задача, достижимая в таком диалоге, — просто установить контакт с теми, с кем его можно будет вести дальше, когда управлять северокавказскими регионами, всецело опираясь на их нынешнюю весьма специфическую элиту, станет невозможно.

Впрочем, если самым дальним горизонтом планирования в регионах остаются ближайшие выборы, то решения подобных задач ожидать не приходится.


По материалам Медуза

В данный момент Вы читаете новость "Клановая система на Кавказе пришла в упадок. Что это значит для Кремля?". Вас также, возможно, заинтересуют другие последние новости Украины и мира на eizvestia.com



Аналитика





Политические новости

"Потери 88 человек одних только убитых": Как военные Путина попали в засаду ВСУ на Донбассе (11467)

"Это "Кресты": Экс-боевик "ЛНР" рассказал о незавидной судьбе Плотницкого (11408)

"Взяли за жабры": Плотницкий дает показания в питерском СИЗО, - соратник покойного Болотова (ВИДЕО) (10869)

"Третья сила" на Донбассе нанесла новый удар по "ДНР" (8229)

"Полный провал": Это объясняет, почему Путин исчез так надолго, - Мирослав Гай (7473)

России готовят очередной "ад", - российский журналист (6992)

Шок для Путина. В РФ рассказали о патовом положении Кремля (6875)

Мюллер объявил Трампу шах, а Путину мат, - Евгений Платон (6817)

Горячий спор о Донбассе: Ведущий росТВ устроил драку с украинцем (ВИДЕО) (6703)

Пошатнула всю систему: В РФ озвучили опасное последствие болезни Путина (6422)

Итоги дня: Завершение АТО, важный призыв США и коррупционный провал Украины (5970)

Итоги дня: Плата за «крымнаш», скандал на допросе Порошенко и сенсационное обещание Омеляна (5555)

Фашик Донецкий: «Мне с Донецка виднее, как и что происходит, чем вам по дебиловизору» (5061)

Что делала "русская тройка" в Вашингтоне, - Андрей Пионтковский (4737)

"Нам нужна Новороссия": Террорист "ДНР" Губарев пригрозил захватом новых регионов Украины (4547)

Рейтинг новостей

"Полный провал": Это объясняет, почему Путин исчез так надолго, - Мирослав Гай (7473)

Горячий спор о Донбассе: Ведущий росТВ устроил драку с украинцем (ВИДЕО) (6703)

В России предрекли трагедию на Крымском мосту (4183)

Россия меняет курс: террорист Стрелков пугает большой войной (4119)

Тотальный военный контроль: Что означает завершение АТО на Донбссе, - мнения экспертов (3795)

Один из "звоночков" для российской армии пришел откуда не ждали, - журналист (3376)

"ОРЛО" захлестнула волна жестоких убийств, - "ИС" (3249)

Как Путин переживет этот удар – судить трудно, - Пионтковский (3020)

Мир в опасности: Тайное оружие россиян, - Эдуард Портников (2707)

Названием нового авиаполка Путин провоцирует НАТО, - ИноСМИ (2590)

От Нацполиции потребовали публичных извинений за раздевание женщин в Оболонском суде (2557)

«У нас не команда, а просто ж***»: Валя Семеренко горячо «прошлась» по главному тренеру (2540)

Пропавший в космосе астронавт вернулся живым через 27 лет (2224)

Болгария пошла по пути предательства НАТО, - Злой одессит (1970)

Познер прокомментировал нападение в эфире РосТВ на украинского политолога (1963)


Последние новости «I» в соцсетях

  

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...
bigmir)net TOP 100

Экономические известия

Ежедневная деловая газета

Украинский бизнес портал

Электронный деловой журнал

Статус

Еженедельный деловой журнал